Волгодонск Воскресенье, 08 Декабря

Бунт проституток, раздевание конвоиров и прочие нетипичные истории времен строительства Цимлянского гидроузла

Бунт проституток, раздевание конвоиров  и прочие нетипичные истории времен строительства Цимлянского гидроузла

Военнослужащие на строительстве Цимлянского гидроузла, поселок Ново-Соленый, 1950 год. Фотография из фондов Волгодонского эколого-исторического музея.

Сооружение Волго-Донского судоходного канала и Цимлянского гидроузла стало одной их последних крупных строек с массовым использованием подневольного труда.

На стройку были этапированы десятки тысяч мужчин и женщин. Крупнейшие лагеря располагались в районе будущего Волгодонска.

Старожил Волгодонска Евгений Сагин вспоминал, что когда он только приехал вольнонаемным рабочим на стройку, лагеря располагались вдоль нынешнего старого Цимлянского шоссе. Штат охраны района строительства Цимлянского гидроузла составлял почти 5 тысяч человек - настоящая армейская дивизия. Предполагалось, что на 10 заключенных должен приходиться один охранник, а на 750 заключенных одна сторожевая собака.

Среди солдат военизированной стрелковой охраны было множество уроженцев Средней Азии и Закавказья. Исследователь Николай Бусленко указывал, что они плохо понимали, а часто вообще не знали русского языка. Служба в рядах ВСО не считалась престижной. Солдаты жили в таких же условиях как заключенные, а получали всего 250 рублей в месяц, что было меньше стипендии учащихся техникумов в то время. Как следствие этого, 1950 и 1951 годы стали временем массовых побегов и акций неповиновения со сторона заключенных. Лагерная охрана часто сама давала повод для беспорядков. Между заключенными вспыхивала борьба за женщин, лучшую работу. Зоны делили воры в законе и подконтрольные администрации зеки. Волна беспорядков пошла на спад после смены руководства стройки, введения повышенных пайков и повышения дисциплины. Администрация стройки озаботилась досугом вольнонаемных рабочих и заключенных, а наиболее отличившихся на строительстве зеков стали массово и досрочно освобождать на волю.

Вот лишь часть сводок происшествий, произошедших на строительстве Цимлянской ГЭС и плотины за осень 1951 года. За это время на стройке бунтовали воровки и проститутки, а заключенные раздели доверчивых конвоиров. 

7 октября 1951 года начальник конвоя солдат Арутунян и конвоир самоохраны Кулигин приняли под охрану бригаду заключенных, для выполнения работы по установке труб пульпопровода земснаряда. После работы заключенные и конвоиры не стали возвращаться в лагерь, а устроили попойку. Арутунян отдал автомат сослуживцу, а сам вместе с заключенным Кучеровым пошел в буфет, где приобрел 8 бутылок вина. После опьянения конвоя, по команде бригадира Савенко, заключенные Кучеров, Фетисов и Пхаладзе произвели нападение на опьяневший конвой, обезоружили его, забрав винтовку и автомат. Они раздели конвоиров и обменялись с ними одеждой. Начальника конвоя переодели в одежду одного из зеков и поставили в строй проходившей мимо колонны заключенных. Инспектируя конвоирование, заключенные Пхаладзе и Собаченков повели заключенных по направлению к станице Романовская. Позднее всех беглецов задержали.

17 октября 1951 года в рабочем поселке Ново-Соленовский возле автобусной остановки, с разбитым до крови лицом, был задержан в сильно опьяненным состоянии исполняющий обязанности командира взвода 1-го отряда ВСО старшина Фролов. Проверкой установлено, что Фролов без санкции начальника штрафного лагерного управления, 17 октября в 10 часов утра самовольно вывел из жилой зоны заключенного Ананьева А.И., осужденного по Указу от 4/6-47 к 20 годам ИТЛ. Прошел вмести с ним в Ново-Соленовский, где совместно с ним весь день пьянствовал.

28 октября 1951 года солдат Шарапов принял от конвоя заключенную Шевченко для уборки помещений казармы 4-го отряда. После чего солдат пошел в магазин за водкой. Вечером он выпустил заключенную на улицу, не удосужившись отконвоировать ее к лагерю. Шевченко вышла из казармы и сбежала. Найти ее так и не удалось.

14 ноября 1951 года солдат 6-го отряда Боковицкий, будучи назначен начальником охраны конвоя по охране заключенных ПРБ, забрал с собой 2-х заключенных и пошел с последним в столовую 6-го района, где напился пьяным, после чего с оружием уснул в столовой, а заключенные без конвоя возвратились на объект работы. Боковицкий был арестован на 10 суток гауптвахты.

4 декабря 1951 года солдат 1-го взвода 3-го отряда Игнатьев, находясь на посту №64 по охране заключенных в «Котловане», в 12 часов дня пропустил через свой пост с полутора литрами водки двух заключенных, которые шли к заключенным-женщинам. За это он получил поллитра водки. Игнатьев был наказан в дисциплинарном порядке.

14 декабря 1951 года начальник конвоя 1-го отряда ефрейтор Нажмуддинов самовольно бросил пост по охране заключенных в депо 1-го стройрайона и ушел к своему другу Радчевскому, вследствие чего был допущен побег заключенного Герман. Беглец в тот же день был задержан. Нажмуддинов понес дисциплинарное наказание.

21 декабря 1951 года в 21 час начальник конвоя Саркисян во время исполнения служебных обязанностей по охране заключенных на экскаваторе №24 отдал свой автомат конвоиру бригады Таракулову, а сам лег спать в кабине экскаватора. Во время сна на посту Саркисяна, солдат Таракулов поставил автомат и свою винтовку в угол будки экскаватора, разулся, сел возле печки и стал сушить портянки. Заключенный Сисолиев, работавший на этом экскаваторе, забрал винтовку и автомат и совершил побег. 29 декабря побег был ликвидирован. Саркисян и Таракулов были привлечены к уголовной естественности.

25 декабря 1951 года. Из жилой зоны ДО-5 на объект работы «Низовой створ» конвоировалась женская колонна заключенных, в числе бригада 18 женщин (жучек) (проституток, воров на тюремном жаргоне). Указанная бригада по пути следования стала проявлять нежелание идти на работу и дезорганизовала всю колонну, причем отдельные заключенные этой бригады стали выбегать из строя, походя вплотную к проволочному ограждению зоны оцепления, где работали мужчины, и бросали им записки. Конвой 5-го отряда решил отделить бригаду из «жучек» от общей колонны, с последующим направлением ее в зону лагеря. В это время отдельные заключенные стали выкрикивать угрозы по отношению конвоя «давайте отберем оружие». Солдат 1 взвода 1 дивизиона Амихранян, слыша такой разговор, дослал патрон в патронник, в это время произошел выстрел, ранивший трех женщин, хорошо работавших на производстве. Одной из них после ранения пришлось ампутировать ногу. Солдат Амихранян был привлечен к уголовной ответственности.

27 декабря 1951 года солдат 6-го отряда Кацап, будучи назначенным вахтером в зону оцепления производственном объекта «Порт» уснул на посту с оружием. Видя, что часовой спит, заключенные 10-й бригады разбудили его.

30 января 1952 года поздно вечером был найден в грязи без шинели и головного убора командир 5-го дивизиона 5 -го отряда старший лейтенант и член ВКП(б) Бобринев Анисим Михайлович. Он выезжал в командировку в местечко Подгорное для выдачи зарплаты подчиненным ему солдатам. По возвращению он заехал в станицу Старая Соленовская (в настоящее время это станица Старосоленовская в составе Волгодонска), где и напился. Его нашел в грязи начальник ветеринарного отдела. Оружие и документы были обнаружены позднее.

По материалам книги Николая Бусленко «Волго-Дон: слияние вод».

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
  Тема: О тебе, любимый Волгодонск  
Цимлянская ГЭСстройкизаключенные
4
1
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое