Волгодонск Понедельник, 11 Декабря
Телефоны рекламного отдела:8 (8639)27-03-07, 27-03-16, 8(938)146-17-63, 8(938)146-17-99

Информационный портал «Блокнот Волгодонска» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Волгодонска, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Правозащитник нарушает права пострадавших от теракта волгодонцев, - участники организации «ВОЛГА-ДОН»

Общество, 20.11.2017 09:00

«Ирина Халай одним махом исключила из общественной организации пострадавших от теракта полсотни её самых активных участников», - с таким заявлением в редакцию «Блокнота Волгодонска» обратились участники общественно организации по защите прав пострадавших от теракта «ВОЛГА-ДОН». 

Обратившиеся в "Блокнот" члены общественной организации "ВОЛГА-ДОН" написали письмо, в котором представили свою версию происходящего вокруг их организации. Приводим текста:

Первые гранты — первые вопросы

Региональная общественная организация по защите прав пострадавших от теракта «ВОЛГА-ДОН» была создана в 2006 году, спустя почти пять лет после взрыва в Волгодонске.  Её появление было продиктовано жизнью: связанные одним горем люди сплотились не только во время дежурств у собственных подъездов. Они хотели активно участвовать в жизни своих микрорайонов В-У и В-16, и им требовалась помощь.

И всё шло хорошо, пока общественная организация не стала выигрывать гранты, то есть получать деньги. Гранты были весомыми — в 2009 году, например, «ВОЛГА-ДОН» получила первый грант в 10 тысяч евро (по сегодняшним меркам это 687 тысяч рублей). Потом были ещё и ещё. 

Вот тут у самых активных членов общественной организации возникли вопросы к её руководителю Ирине Халай: отчитайтесь, Ирина Ивановна, на что потрачены деньги. Невнятные ответы и кормления «завтраками» заставили людей вынести мутный финансовый вопрос на публичные обсуждения.

К тому времени Ирина Халай вовсю путешествовала «по европам», побывала в Нидерландах, Австрии, Великобритании, однажды ей удалось слетать в США. Отчётами о своих вояжах Ирина Халай охотно делилась в городских СМИ и соцсетях, но о финансовой стороне помалкивала, во всяком случае, члены общественной организации «ВОЛГА-ДОН», первое время собиравшие деньги на деловые поездки Халай в столицу из собственных карманов, устали спрашивать, куда идут деньги от поступивших на счет  «ВОЛГА-ДОН» грантов.

«Которые тут временные? Слазь! Кончилось ваше время»

В ноябре 2015 года, после нескольких лет взаимных обид и разногласий, члены координационного совета «ВОЛГА-ДОН» организовали общественное собрание организации, где решили расставить все точки над i. К тому времени кредит доверия к руководителю и когда-то безоговорочному лидеру организации Ирине Халай был исчерпан, и люди решили выбрать нового председателя «ВОЛГА-ДОН». Им стала Вера Трещёва. Халай осталась членом координационного совета.

Но Ирина Халай не спешила отдавать бразды правления  «ВОЛГА-ДОНа», ведь общественная организация стала не только её основной работой и делом всей жизни, но и курицей, несшей «золотые яйца».  И буквально через месяц Ирина Ивановна организовала альтернативное собрание, где уже с новыми единомышленниками вернула всё на «круги своя». Халай выбрали председателем на очередной срок. Однако, как утверждают «пионеры» организации, стоявшие у истоков её становления, легитимность этого собрания — под большим вопросом, поскольку кворума, который требовался для принятия решений, не было.

·Номер моего членского билета «ВОЛГА-ДОН» - 12. Тогда, в 2006 году, мы все сплотились вокруг Нины Кравцовой и Ирины Халай, - рассказывает Галина Шульженко, член организации, председатель собственников дома по ул. Гагарина, 54. - После теракта я стала инвалидом, мой дом оказался в эпицентре взрыва. Конечно, всех нас сблизили общие беды и проблемы. А со временем, когда пошли гранты, Ирина Ивановна очень отдалилась от нас. Она просто не хотела ни перед кем отчитываться. Дружба дружбой, а гранты врозь! Нам говорят: «кто тут временные, слазь!». А я вам скажу: домкомы здесь, на В-У и В-16, реальная власть, потому что эти люди и в «ВОЛГА-ДОНе» работали на совесть, и в своих домах и дворах порядок поддерживают. Посмотрите, как стало красиво и уютно в бывших «спальных» микрорайонах. Потому что люди здесь неравнодушные, работящие.

Так, по сути, когда-то монолитная и сильная общественная организация оказалась расколотой надвое. Двоевластие привело не только к новым распрям внутри «ВОЛГА-ДОНа», но и к судебным тяжбам.

Ахалай-махалай — исчезло полсотни активистов

Между тем, вернув власть в свои руки, Ирина Халай на этом не остановилась. Она решила стереть с лица организации всех тех, кто пришел на то первое собрание и задаёт неудобные вопросы.

Почему бывшие активисты и родоначальники общественной организации вспомнили про временное правительство? Потому что Ирина Халай одним росчерком пера убрала их из «ВОЛГА-ДОНа».

Как вы помните, организация «ВОЛГА-ДОН» провела две конференции, по итогам которых её возглавили разные руководители. В юстиции отказалась регистрировать изменения и одной, и другой стороны, дальнейшие поиски справедливости продолжились в суде.

В апреле 2016 года состоялось первое судебное заседание, которое не подтвердило полномочия Веры Трещёвой, но заставило многих членов организации усомниться в достоверности протоколов выборных конференций 2010 и 2014 годов, представленных Халай в юстицию и в суд.

Внимательно изучив протоколы одного и того же собрания, можно невооруженным взглядом увидеть множество несоответствий между ними.  

протокол 2010 (стр 1).jpg

Создаётся впечатление, что количество членов организации каждый раз подгоняли под какое-то конкретное действие: для грантодателей или спонсоров -  их было одно количество, на собраниях - другое, в средствах массовой информации — третье. Судя по документам, «броуновское движение» членов «ВОЛГА-ДОН» не прекращалось — регулярно откуда-то появлялись люди и куда-то исчезали.

Вопрос численности «ВОЛГА-ДОНа» - тайна за семью печатями. По свидетельствам очевидцев, их было и 700, и 450 человек, и чуть более сотни. В своё время в организацию вступали целыми семьями, пережившими теракт. Сегодня это жители и нового, и старого города. А старожилов, проживающих непосредственно в эпицентре страшных событий, Ирина Халай вычеркнула из жизни организации.

Так осенью 2015 года на заседании координационного совета «ВОЛГА-ДОНа» было исключено из организации 93 человека. Наверное, вас уже не удивит, что большинство из них задавали вопросы о том, на что тратятся деньги организации, участвовали в собрании по перевыборам председателя и даже подписали иск в суд, в котором выражали несогласие с методами управления Ирины Халай.

Руководство забыло про пострадавших от теракта

Наш корреспондент разыскал тех, кого вычеркнули из истории «ВОЛГА-ДОНа». Согласно протоколу, подписанному Ириной Халай, эти люди «утратили связь с организацией» и «не принимают никакого участия в мероприятиях...».

- С изумлением узнала, что меня исключили из «ВОЛГА-ДОНа». Я возила детей из семей пострадавших от теракта на Кремлёвские ёлки, - говорит Людмила Незнахина. - А теперь, видимо, не пришлась к новому двору и меня даже не предупредили, что вычеркнут из списков. В нашей общественной организации я работаю с 2006 года, с самого основания. Конечно, последние годы, когда Ирина Ивановна «надела корону», работать стало невозможно: одни интриги и тяжбы. Но мы проводили праздники на День пожилого человека, День матери, День микрорайона... Обидно то, что Ирина Ивановна забыла истинное предназначение организации — помощь пострадавшим от теракта — и занимается только проблемами сохранения власти. Тех, кто молчал и ничего не делал, не тронули.

Незнахина.JPG

На фото: Людмила Незнахина

Много вопросов накопилось у членов общественной организации «ВОЛГА-ДОН» к Ирине Халай, которые она оставляет без ответа. А чем же в действительности сегодня занимается общественная организация?

·Когда я спросила Ирину Ивановну, за что вы меня убрали, она стыдливо отвела глаза и промолчала, - вспоминает Людмила Халеева. - А я вам отвечу. Занесло её, когда гранты пошли. И сейчас сплошные мониторинги Зимовниковского и Мартыновского районов, вместо реальной помощи пострадавшим от теракта. Конечно, обучение медработников работе на компьютере — нужное дело, но при чем тут  волгодонцы, пережившие ужасы теракта? Моей дочери было 9 лет, когда случился тот страшный взрыв, за 17 лет она перенесла три операции. И таких изломанных судеб немало, эти люди и сейчас требуют внимания, помощи.

Ромащенко.JPG

·Мне тоже жаль тратить время на бесконечные психологические тренинги, лекции и мониторинги, - добавляет Татьяна Ромащенко, член общественной организации «ВОЛГА-ДОН», старшая по подъезду дома №54 по ул. Гагарина. - Наши микрорайоны, действительно пострадавшие от теракта, сегодня Ирину Халай не интересуют. Сейчас в нашей организации кого только нет - как говорится, не уменьем, так числом. У меня больной муж, много коммунальных проблем, которые мы решаем с помощью активистов округа. Кстати, меня Ирина Ивановна исключила из членов организации, а муж остался. Вот такие парадоксы.


«Расстрельные списки» и «Рога и копыта имени Халай»

Многие члены организации считают, что Ирина Халай, занимаясь решением проблем, которые не входят в полномочия общественной организации «ВОЛГА-ДОН» и не прописаны в её уставе, сегодня просто прикрывается щитом «пострадавших от теракта».

·Мой муж, пострадавший от теракта в сентябре 99-го года, внезапно умер в 2010-м, - говорит Ирина Майорова, член организации «ВОЛГА-ДОН». - Помогли все: и коллеги по работе, и соседи по подъезду, и члены нашей организации, которых, по мнению Халай, не существует. Она их просто выбросила, даже забыв предупредить об исключении. Мы ей не нужны, слишком много задаём вопросов. Например, чем же в действительности сегодня занимается «ВОЛГА-ДОН» под руководством Ирины Халай?

Майорова.JPG

На фото: Ирина Майорова

Может, Ирина Ивановна создаст «Рога и копыта» имени Халай и займётся своей деятельностью без участия пострадавших — спрашивают члены «ВОЛГА-ДОНа», которых Халай репрессировала за неповиновение, исключив из организации.

Старожилы назвали фамилии одних из самых активных членов организации, которые действительно помогали пострадавшим от теракта: Галина Шульженко, Ольга Титарева, Марина Змеева, Людмила Прохорова... Все они попали в «расстрельные списки».  Многие семьи Ирина Халай расколола: вычеркнула жену, а детей помиловала. Возможно, не по доброте душевной, просто у дочери другая фамилия, недосуг разбираться.

Дыма без огня не бывает

Судебные тяжбы вокруг «ВОЛГА-ДОНа» продолжаются. Сегодня члены организации пытаются восстановить в суде своё доброе имя и опротестовать «незаконное увольнение».

Пикантности ситуации добавляет та история с протоколами 2010 года, нелигитимность которых ставит под сомнение все последующие решения общественной организации.

В УВД Волгодонска в сентябре поступило заявление от члена «ВОЛГА-ДОНа» Ольги Титаревой, которая сообщила о фальсификации протоколов общего собрания 16 января 2010 года.

Понимая, что подделка документов влечёт за собой уголовную ответственность, Ирина Халай сообщила, что, дескать,  в здании общественных организаций на улице Ленина, 62 случился пожар, вот документы и сгорели. Пожар в Ростове-на-Дону  выкосил целый микрорайон, а в отдельно взятом волгодонском здании локально уничтожил только документы «ВОЛГА-ДОНа». А, может, случилось самовозгорание и пострадал один сейф? Следствию предстоит ещё немало чудесных превращений в этой запутанной истории: ахалай-махалай.

Новости на Блoкнoт-Волгодонск
новостиВолгодонск
4
1
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое